В Казахстане уран добывают наиболее экологичным и прогрессивным методом – подземного скважинного выщелачивания
АСТАНА, 24 сен — Sputnik. Всемирная ядерная ассоциация подвела итоги за прошлый год. Согласно исследованию, Казахстан вновь обошел Канаду и Австралию по добыче урана. На долю страны пришлось 24 тысячи тонн урана, то есть 39% от мировой добычи.
Как Казахстану удалось стать лидером в этой области и насколько эффективно страна разыгрывает свой "урановый козырь", Sputnik Казахстан рассказал потомственный технолог отрасли, доктор технических наук, научный руководитель научного центра самого первого предприятия атомной отрасли в Казахстане, а ныне "дочки" "Казатомпрома", компании "Волковгеология", Бауржан Дуйсебаев.
Эталонная добыча урана по версии МАГАТЭ
- Урановая промышленность требует высокого уровня научного обеспечения. Вы возглавляли созданный в "Казатомпроме" институт высоких технологий и управление науки. Какие плоды принесла такая массированная научная поддержка отрасли?
- Еще в годы СССР в Казахстане, Кыргызстане, России, Таджикистане, Узбекистане и Украине были проведены системные работы по поиску, разведке и освоению месторождений урана. Но с распадом Союза вся система развалилась, и тут новым независимым странам было важно грамотно использовать оставшееся "наследие". Казахстану достался урановый козырь — почти треть мировых запасов урана, и важно было его разыграть правильно. Наше нынешнее положение лидера по добыче урана в мире говорит о том, что мы все сделали грамотно. А метод подземного скважинного выщелачивания (ПСВ), который является нашим коньком, в МАГАТЭ признан эталонным. Мы сумели его развить и сейчас готовы осуществлять его трансферт на добычу других цветных, редких и редкоземельных металлов.
Может ли урановая промышленность быть безопасной?
- Добычу урана обычно представляют себе как что-то опасное и вредное, и термин "экологичное" в описании метода выглядит для обывателя подозрительно. Расскажите, как этого удалось добиться?
— Метод подземного сквозного выщелачивания на сегодняшний день считается наиболее щадящим в мировой практике. Он почти не оказывает отрицательного влияния на окружающую среду. После нашей работы не остается ни заброшенных шахт, ни отвалов. Поэтому его можно справедливо называть экологичным.
- Как происходит добыча урана с помощью ПСВ?
— В подземный пласт через скважины закачивается слабый раствор реагента, который, проходя через руду, растворяет природные соединения урана. Затем этот раствор, уже содержащий уран, выводится на поверхность через другие скважины.
Кроме экологичности, этот метод еще и наиболее дешевый, но при этом высокотехнологичный. То есть люди, работающие на рудниках ПСВ, —это не низкоквалифицированные работники, а технологичные специалисты, которые к тому же работают в безопасных условиях труда.
- Кто и когда придумал ПСВ?
- Этот метод начал применяться еще в СССР, основным разработчиком был Всесоюзный научно-исследовательский институт химической технологии (ВНИИХТ). В середине 1980-х годов подземным выщелачиванием в СССР добывалось до 35% урана. После развала Союза основная сырьевая база и заводы оказались за пределами России — в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Украине. Наша заслуга в том, что мы в Казахстане сумели метод ПСВ не только сохранить, но и развить. Когда был создан "Казатомпром", мы добывали менее 1% мирового урана, а через 10 лет стали добывать уже 40%. А если говорить конкретно о добыче урана способом ПСВ – то 80-90%.
- Неужели Россия отказалась от такого эффективного метода?
— Не отказалась. Сейчас в России этим методом уран добывается, но объемы в разы меньше, чем в Казахстане. Тем не менее наше сотрудничество продолжается на новом витке истории – путем создания совместных предприятий между "Казатомпром" и уранодобывающей компанией российской государственной корпорации "Росатом" — Uranium One. В Казахстане Uranium One в составе СП участвует в промышленной добыче урана на шести рудниках: Акдала (70%), Южный Инкай (70%), Каратау (50%), Акбастау (50%), Заречное (49,98%) и Харасан (30%).
Что случилось с ценами на уран
- Почему Казахстану выгодно создание таких совместных предприятий с Россией?
— Когда работы идут в формате СП, для нас сразу решается вопрос о том, кто станет покупателем урана. Обычно партнер забирает добытый уран себе с дополнительным условием не выпускать его на общий рынок.
В последние годы цены на уран не были высокими из-за некоторого его переизбытка на мировом рынке и очень важно, что Казахстан экспортирует весь добытый уран в основном по долгосрочным контрактам. Россия — один из наших стратегических партнеров, благодаря которому мы имеем стабильный канал сбыта. На территории Казахстана больше всего действующих СП с Uranium One, на втором месте японские СП, а также СП с компаниями Китая, Франции и Канады.
Также любая страна, развивающая атомную энергетику и строящая АЭС, если, конечно, сама не добывает достаточного количества урана, — это наш потенциальный покупатель. А "Росатом", как известно, мировой лидер по числу проектов строительства АЭС за рубежом — 36 энергоблоков в 12 странах. Это четкий вектор нашего дальнейшего сотрудничества. Но оно, безусловно, выгодно и российской стороне.
Рынок урана специфичен, и в мире непрерывно идет жесточайшая борьба за контроль над рудниками и месторождениями урана. Это вопрос стратегический, так как у кого в руках источники урана, тот может влиять на всю мировую атомную энергетику.
Казахстан и Россия "делят атом"
- Как вы оцениваете перспективы дальнейшего сотрудничества России и Казахстана в атомной сфере?
— Российская сторона использует казахстанский опыт в добыче урана, мы в свою очередь используем российский опыт. В России население в 10 раз превышает наше, но у нас добыча урана в 10 раз превышает российскую, то есть благодаря сотрудничеству мы взаимно можем масштабировать те или иные решения. Кроме того, у нас в силу общего советского прошлого промышленность построена по единому образцу, поэтому российская сторона— идеальный для нас партнер с точки зрения технологий.
В не таком уж далеком прошлом "Казатомпром" и "Росатом", а точнее их прародители, были подразделениями одного министерства среднего машиностроения СССР, поэтому у нас схожи некоторые подходы и общие научные школы, которые, конечно, продолжают свое развитие на новом этапе независимости.
Тем не менее сотрудничество между нашими научными школами продолжается. "Росатом" сохранил головные институты отрасли, а у них имеется множество интересных наработок, которые продолжают пополняться новыми решениями. В свою очередь, и мы, как страна, где наиболее широко применяется метод ПСВ и для развития которого постоянно идет научная работа, готовы делиться какими-то своими новыми решениями. Идет сотрудничество и в подготовке кадров. Так, казахстанские специалисты "Казатомпром" с отрывом от производства обучаются в МИФИ, в Томском политехническом университете, который я, кстати, сам заканчивал.
Имеются и перспективные направления сотрудничества, которые выходят за рамки атомной отрасли.
"Урановые технологии" помогут добывать золото
- О каких направлениях сотрудничества Казахстана и России вне атомной отрасли идет речь?
— Их немало. Например, мы готовы предложить использовать метод ПСВ при добыче золота, вольфрама, кобальта, никеля, меди и так далее. Уже сейчас можем предложить решения для добычи титана, вольфрама, молибдена. А российская сторона, например, имеет опыт проектов ПСВ в золоте и никеле. Словом, перспективных векторов сотрудничества много, и мы в меру возможностей и интересов их будем развивать.
Источник: ru.sputniknews.kz